Проблемы утилизации бытовых отходов
Телеграм-канал «Зеленый змий» изучил вопрос мусорного коллапса в МО. Так почему же ситуация со свалками достигла критического уровня?
Более 20 лет мусорный вопрос оставался за пределами внимания общественности. Серьезных подвижек к устранению существующих в Подмосковье проблем не было. Но местные жители не волновались по этому поводу. Протесты возникали очень редко. Обычно они происходили, когда нужно было перезаключать арендные договора по земельным участкам, территория которых использовалась в качестве свалок.

Ключевые лица на рынке утилизации ТБО столицы и Подмосковья были известны. Первые полигоны на территории МО появились во второй половине 80-х. За это время проживающие вблизи люди успели к ним привыкнуть.

В Подмосковье более 40 официальных свалок. Они рекультивировались московским строительным мусором и вывезенной со стройплощадок почвой.

Инфраструктура полигонов развивалась медленно. Сначала установили весовой контроль, позже появилась переработка отходов разного происхождения. Самые прогрессивные и прибыльные объекты вложили средства в улавливание газов и организацию эффективных систем очистки фильтрационных вод.

Поворотный момент

Первые изменения произошли после пристального внимания к теме Собянина. Столичный мэр решил, что нужно упорядочить транспортировку отходов из Москвы. У каждого округа появился собственный оператор, получающий значительные по меркам РФ средства. Такие компании обязывали организовывать специальные участки для сбора отходов, обновлять парк техники, запускать линии вторичной переработки и решать проблему захоронения «хвостов».

Контроль финансовых потоков

Тогда за 1 тонну мусора столица платила исполнителям 3 тыс. руб. Сумма оказалась внушительной, поэтому чиновники Подмосковья были возмущены тем, что мощный финансовый поток проходит мимо них. Это обсуждали открыто на совещаниях. Операторы тут же ощутили всю мощь бюрократического давления. Их вынудили прийти на переговоры в красногорское здание правительства области.

Помимо чиновников в них участвовали владельцы полигонов и сами транспортные компании, вывозящие московский мусор. Повестка состояла из 4 вопросов:

  • как наиболее эффективно использовать имеющиеся свалки;
  • не создавать новые полигоны;
  • получать деньги на возведение очистных конструкций и улавливающих газ установок;
  • стимулировать снижение объемов простого захоронения, а вместо него повысить объемы полезного применения мусора.

Обсуждение этих вопросов отошло на второй план, потому что чиновники Подмосковья захотели получить прибыль, сыграв на общественном мнении. В результате на имя президента составили обращение, в котором предложили закрыть 20 свалок, обслуживающих Москву и Подмосковье. Среди перечисленных объектов оказались Ядрово и Алексинский карьер.

Это предложение не выглядело проработанным, рациональным и продуманным. Никаких экспертных оценок и комиссий не проводилось. Существует мнение, что главная цель закрытия свалок – давление на операторов вывоза мусора, чтобы часть их прибыли начала попадать в чиновничьи карманы. Последствия такого решения никого не волновали, а это миллионы тонн мусора в год (только из Москвы вывозят по 8 млн т ТБО ежегодно).

Новому губернатору МО Воробьеву при личном общении с Путиным удалось убедить его в правильности закрытия 20 свалок. Правительство получило от президента соответствующее поручение – прекратить работу перечисленных полигонов. Представители власти занимались этим вопросом на протяжении нескольких лет. Среди предложенных к закрытию объектов оказались полигоны, которые имели достаточный ресурс, находились далеко от городов и деревень, обладали всей документацией для дальнейшей работы. Но решение президента не подлежало оспариванию и сомнениям.

Чиновничий аппарат Подмосковья не сидел сложа руки. Область отставала в решении вопросов утилизации мусора от остальных субъектов Федерации. Чиновники МО 3 года затягивали вопрос с выбором схемы складирования отходов, требовали найти новые места для свалок современного типа, работали против всех участников рынка, в том числе сталкивая их между собой. Доля лжи досталась и «Ростеху» по вопросам строительства мусоросжигательных заводов. Собянину грозили полным запретом на утилизацию отходов из Москвы на территории Подмосковья.

Своим курсом шел передел рынка рекультивации мусора. По требованию Министерства экологии Московской области, значительная доля отходов отправлялась на полигоны Алексинский карьер и Ядрово. Каждый день сюда начали приезжать по 400 машин, груженых мусором.

Минэкологии тоже было тем учреждением, которое вынесло вопрос по свалке Кучино на прямую линию с Путиным. Вследствие решения президента один из наиболее стабильных и эффективных рекультивационных полигонов Подмосковья был закрыт. Люди, проживающие вблизи прекративших работу свалок, получали обещания о решении вопроса рекультивации из-за возникшего переполоха с отсутствием альтернатив складированию отходов.

В то же время закрытую без проекта и достойных технологических решений свалку просто засыпали землей. Она начала гнить. Наружу стали проникать свалочный газ и загрязненные токсинами воды.

Оставленные без внимания закрытые полигоны оказались постоянными источниками ущерба экологии, объем которого стремительно рос. В свою очередь оставшиеся в работе свалки не имели достаточных ресурсов и инфраструктуры, поэтому перестали справляться с объемами непрерывно поступающих верениц мусоровозов.

Для исправления ситуации Министерство природы РФ дало все полномочия Минэкологии МО (начиная с лицензирования предприятий рынка сбора и хранения мусора и заканчивая контрольно-надзорной деятельностью). Правительство Воробьева, обладающее всей полнотой власти в грозящем катастрофой секторе, так и не смогло выработать эффективных решений и минимизировать ущерб.

Воробьев сам инициировал эту ситуацию. Он придумал проблему без оснований и тщательного изучения, обещал новые полигоны и качественную рекультивацию, не имея на это денег, испортил отношения с операторами вывоза ТБО из Москвы. Последние поняли, что им дешевле строить полигоны в Тверской или Рязанской области, чем полноценные перерабатывающие предприятия на территории МО, где у чиновников слишком большие аппетиты.

В погоне за новым источником прибыли весь аппарат власти Подмосковья проявил свою некомпетентность, неспособность прогнозировать события и хоть как-то решать возникающие проблемы. Результатом их деятельности стало появление точек протеста в столичной области России.

Неутешительный прогноз

Пока Минэкологии и правительство Московской области не представили конструктивное решение возникших проблем. Нет конкретной информации о том, что будет с закрытыми полигонами, действующими свалками, непрекращающимся потоком отходов, поступающих в Подмосковье.

Общественное напряжение и волна протестов растут. Экологическая политика продолжает быть столь же далекой от интересов жителей: операторы все еще подвержены давлению, руководство Москвы получает невыгодные предложения, а отдельные игроки рынка, чьи интересы активно продвигались, не прекращают принимать столько мусоровозов, сколько может проехать в ворота их полигонов.

Бездействие правительства РФ и Москвы по этим вопросам приведет к тому, что проблема с мусором достигнет таких масштабов, что решить ее не удастся вообще.